Моветон
Где твоя мама, Бемби?
- Как скоро мы начнем книги сжигать, Леонид Юрьич? - машинально тру друг о друга грязные ладони, надеясь, видимо, что от этих нехитрых действий что-нибудь в плане гигиены изменится.
- Я знаю, про какую ты сейчас вселенную, - у моего дражайшего физика пылью замаран кончик носа. Видимо, очки поправлял. - Надеюсь, ежик, никогда. Или хоть ни я, ни ты не доживем.
По моему лицу наверняка ползет улыбка, в которой веселья маловато, достигая прямо-таки угрожающих масштабов. Да, лучше бы не дожить.

Я просто шла по школьному двору сквозь раскаленный воздух, замотав голову рубашкой. Где-то слева, сваленная в огромную кучу, валялась макулатура. Ну а что, дело общественно полезное, я не против вовсе. Но... черт побери, книги. Прямо на голом асфальте лежали книги. Достоевский, Бажов, Жюль Верн, Чернышевский, Волков, даже, мать мою, Гомер - перебираю обложки и названия, опустившись прямо на колени. На корточках, увы, мне долго не высидеть. Книги. Самая большая для меня святыня, куда уж там иконам. В отличном состоянии, ни плесени, ни хотя бы пятен от пролитого чая. Просто старые, такие уж не выпускают.

- Салют ежам! - веселый знакомый голос где-то над головой. - Чего ты тут делаешь такое интересное, что даже штанов не пожалела?
Молча подаю Достоевского. Голос негромко ругается.
- Та-а-ак. Ну что, давай помогу.

Сначала мы выискивали и откладывали книги вдвоем, потом присоединился еще кто-то, потом еще и еще. Каждое найденное издание сразу же находило хозяев, даже "Основы философии" и что-то про разведение пчел. У меня поселились Бажов и Верн. И черта с два я их кому-нибудь отдам.

@темы: альма матер, жизнь моя жестянка, люди