13:33 

Где твоя мама, Бемби?
Прощай, пап.

11:46 

Где твоя мама, Бемби?
Весна-а-а! Здравствуй, моя красавица, наконец-то. Наконец-то до меня дошло, что ты пришла, теплая и легконогая. Здравствуй, звонкая и рыжеволосая, здравствуй. Я дико рада твоему приходу.

Сегодня шел моросящий дождь. Первый дождь этого чертового года. А под дождем шла я, то и дело оскальзываясь и чертыхаясь, когда наступала щегольским легким ботинком в очередную безбрежно огромную лужу. Шла, ловя холодными ладонями теплые капли. И почему-то удивительно хотелось улыбаться. То ли редким хмурым прохожим, то ли низкому небу, по цвету напоминающему больше парное молоко (терпеть его не могу). Когда я дошла до больницы, радостно обнаружила, что воду из ботинок можно смело вычерпывать. Но даже это настроения мне не испортило почему-то.

Завтра в альма матер. Аллилуйя! Я начала скучать по широким гулким коридорам, по старому зданию, по тяжелым дверям и обшарпанным лестницам. Это мое место, я не хочу оттуда уходить.

11:17 

Где твоя мама, Бемби?
14:47 

Где твоя мама, Бемби?
Сны-сны-сны. Опять эти проклятые сны. И фатер. Почти в каждом.

Я в доме бабушки. Кухня - небольшая и полутемная - такая, какой я ее видела зимой, когда была в последний раз. Стол, накрытый клеенкой, и две грубо сколоченные табуретки. Сидят фатер и мой дед, которого я видела только на старых фотографиях. Сидят и пьют. На столе початая бутыль водки и две стопки. Я кричу, сдабривая слова крепким русским матом. Кричу во все горло, швыряю бутылку в ближайшую стену, топчу ногами (благо, обутыми в кеды) стопки, пока они в крошево не превращаются. Где-то внутри клокочет неясно откуда взявшаяся злоба. Почему фатер пьет - он ведь никогда не пил? Почему он пьет с ним?!
- Да ладно тебе, - дед усмехается. Сверкают крепкие белые зубы да белки черных глаз. - Сейчас ему еще можно.

Фатер сидит на лавке, щурясь от солнечного света, и курит свою любимую трубку. Увидев меня, улыбается и хлопает ладонью рядом с собой - садись, мол. На нем светлая широченная рубашка, половина пуговиц расстегнуты. На груди нет привычной седеющей шерсти, только следы какие-то странные, будто от присосок медицинских. Пожимаю плечами и сажусь, привычно кладу руку на колено. А нога у него на ощупь будто деревянная, неживая. И вторая такая же.
- Не бойся, малыш, - он отфыркивается, треплет волосы. - Прорвемся, правда?
Вокруг лавки клубится густой туман.

08:15 

Где твоя мама, Бемби?
"Как тебе удается быть такой спокойной?" Ей-ей, скоро эта фраза опередит "доброе утро" по частоте. Да и... как мне удается, интересно? Леший его знает. Не было никаких специальных тренировок, медитаций, попыток достичь дзена и просветления разом - избави боже. Просто в какой-то момент - прекрасный или нет, даже и не знаю - я слишком устала от эмоций, которых вокруг было до черта много, пресытилась ими, как конфетами в недалеком детстве, когда мы их на спор ели. Тогда умерла бабушка. Был повод, конечно, был. Но я устала. Единственным местом, где не было эмоций, стала моя голова. Там было тихо и восхитительно спокойно. И мне понравилось.

Эмоциональных людей я почти опасаюсь. Они шумные. В них слишком много всего понамешано. Они слишком... слишком для меня. Такого человека я ведь даже успокоить не сумею в случае чего. Что забавно, вопрос про спокойствие исходит в основном от таких. Неужто самим мешает?

16:50 

Где твоя мама, Бемби?
Победитель по жизни, че. Простудилась. Несерьезно, но неприятно. Черт, как же болит голова.

08:16 

Где твоя мама, Бемби?
Иногда мне больно ходить - чертово плоскостопие - тогда я ковыляю, как подбитая ворона. Моя и без того хромая походка становится еще более хромой. Неприятно, но не смертельно. Головные боли со мной почти постоянно, даже сильные таблетки в больших, почти превышенных, дозах ее не смягчают практически. Тут, впрочем, ничего нового. Головная боль - моя верная подруга уж лет десять как. И, кажется, быть нам вместе до гробовой доски, все знакомые невропатологи разводят руками - симптомы есть, причем до неприличия яркие, а причины нет. Впрочем, всегда можно все списать на нервы. Тем более, поводов предостаточно.
Я, черт побери, не могу заболеть. Не имею такой возможности. Даже если вернется тремор и колотье с левой стороны груди, даже если к спине от лопаток до поясницы будто раскаленный прут приложат. Не имею права. Матушка не выдержит, если вслед за мужем сляжет еще и ребенок.

15:52 

Где твоя мама, Бемби?
Вновь встретила в автобусе того чувака. Ну да, тот, который в красной рубашечке и нетрезвый. Сейчас поверх рубашки было небрежно наброшено дорогое кашемировое пальто, а пахло от него ветром и каким-то одеколоном с терпким немного резким оттенком. Странное сочетание, но довольно приятное.
- Оп, да это судьба. Ты помнишь меня, счастье? - не улыбка у него, а кошмар стоматолога, ей-ей. Потому что стоматолог не получил бы ни копейки с обладателя таких зубов.
- Господи... - выдыхаю почти машинально, закатывая глаза. - Скажи, что ты счастливо женат и у тебя двое детей, а. Пожа-а-алуйста, - таким тоном только милостыню просить, конечно. Он смеется и качает головой. То ли на ней специально созданный творческий беспорядок, то ли все деньги за пальто отдал - на расческу не хватило.
- Если так хочешь, я и про четверых сочиню. Другое дело, что я бездетен и не женат.
Красивым таким жестом прикладываю ладонь к лицу. Незнакомец мой фыркает и кивает. Понимающе-понимающе так.

И пара цитат из разговора.
"В незнакомцах есть особый шарм, который до обидного быстро пропадает, когда узнаешь человека".
"Все же автобусы - до жути романтичный вид транспорта. Хотя... вру. Запомни, полную правду говорят только на исповеди, остальных ложь разной степени вполне устраивает. Что людям делать с ней, с правдой этой?"

@темы: люди, жизнь моя жестянка

20:13 

Где твоя мама, Бемби?
- Тшш... Глупая, тшш, не плачь, - Виталик подхватывает меня с пола неожиданно легко, одной рукой, прижимает к себе. Он какой-то успокаивающе горячий, мягкий, аки одеяльце пуховое. Надежный.
- Я не плачу, - пытаюсь улыбнуться. Да, я разучилась плакать много лет назад. Вот только боль от этого не уменьшается ничуть. Сидит, проклятая, где-то в груди, давит изнутри на ребра. Хорошо, что у меня крепкие кости, однако, а то бы треснули со звучным таким хрустом.
- Он выкарабкается, - Виталя куда-то меня несет, не обращая ни малейшего внимания на чужие взгляды. Удивленные, восхищенные, злые. Тут же и шепотки, куда без них.
- Конечно. Разве иначе быть может? - смотрю на последнюю его трость, которую так и в руках сжимаю, будто на худшего врага. Пожалуйста, пусть она еще пригодится фатеру.

16:08 

Где твоя мама, Бемби?
08:30 

Где твоя мама, Бемби?
Я медленно пью свой любимый черный кофе из огромной глиняной кружки, сидя на крохотной кухне, освещенной только рассеянно-мягким светом включенной лампы. Это единственный островок света в темной квартире, ночь еще улыбается, глядя в распахнутое настежь окно. Ничего, пусть смотрит. Я не из стеснительных, да и скрывать нечего. Сижу я. А рядом сидят мои мертвецы.

Вот он, высокий и какой-то нелепый, в своих очках-лупах и потрепанной кепке, сидит напротив. Наверняка, в кармане у него есть карамельки - я до сих пор помню их вкус, сладкий-сладкий. Не люблю все приторное, но сейчас мне кажется, что они были вкусными на диво. В глазах вопрос - помнишь ли. Помнишь рассказы о внуках, неумелые попытки напроситься в гости, помнит ли своего друга фатер. Я помню, дядя Витя. И фатер помнит тоже.

На широком холодном подоконнике - но ему, кажется, холод никаких особенных неудобств не доставляет - устроился вполне комфортно мужчина-мальчишка, светло- и ясноглазый. Круглый какой-то, широкий и уютный. Улыбка детская совсем, беспечно-широкая, и не важно вовсе, что седина волосы выбелила, замарала своей излюбленной краской. Я помню. И бусы подаренные, они до сих пор в столе хранятся где-то, и чай вприкуску, и миллион прибауток.

Одинокий костер на берегу реки, гитарные переборы и хриплый прокуренный насквозь голос. Шальные раскосые глаза, белозубая улыбка и точные уверенные выстрелы - такое мастерство не пропьешь, ничего с ним не станется. В землю уйдет с хозяином вместе разве что. Смуглое лицо, изборожденное морщинами, и белая длинная трость. Запах махорки, синие клубы и вечерние посиделки на покосившемся от времени - какая безжалостная штука - крыльце. Умная вытянутая морда, стоящие торчком уши и человеческие почти что глаза. Кто сказал, что памяти заслуживают только люди? Чем хуже безродный пес?

Я помню их всех. Значит, и не умерли они вовсе.

16:41 

Где твоя мама, Бемби?
Сегодня в альма матер был объявлен так называемый День объятий. Объявлен-то объявлен, только я сие объявление традиционно пропустил. Поэтому с самого утра меня ждало великое множество сюрпризов и открытий чудных.
Пришел я употреблять погрызенный гранит науки, традиционно злой и столь же традиционно полусонный. Функция "автопилот", впрочем, меня никогда не подводила, посему я направил стопы к раздевалке, мысленно находясь где-то далеко от бренной телесной оболочки. Но тут я неожиданно обнаружил, что оболочку эту (хоть и бренную, но одну-единственную же) самым наглым образом лапают. Незнакомый и крайне высокий старшеклассник обнял меня, всунул в руки воздушный шарик и отправился дальше по своим делам. Я даже не успел выпалить мгновенно сложившуюся в уме нецензурную тираду.
За следующий день мое личное пространство было попрано раз десять, ежели не поболе. Парни, девушки - да даже дядя Леня, демон бы его побрал какой-нибудь - и все по одной схеме. Молча обнять и уйти. У меня даже обширный запас сообразных случаю ругательств закончился, ей-ей. Я дергался и обходил по широкой дуге каждого, приблизившегося хоть на расстояние вытянутой руки.
"Что за... фигня такая нехорошая происходит, а?" - спрашиваю у Дрюса, привычно уже примащиваясь между ним и Аей. Он большой - выше меня, по крайней мере - и горячий, так пусть греет.
"Солнце, и почему я не удивлен? - тянет насмешливо, дуя на макушку. - Это акция такая. Тебе не понравится, так что молчу", - вновь утыкается в тетрадь с формулами. И правильно, контрольная близко.

@темы: альма матер, жизнь моя жестянка

17:22 

Где твоя мама, Бемби?
* Воздуха слишком мало, чтобы я могла дышать спокойно, он слишком горячий. Жарко-жарко-жарко, мозг кипит и плавится прям внутри черепной коробки. Вчера я стащила с себя все, вплоть до жилета, прямо на улице. Прохожие косились, как на психически больную. (Впрочем, ничего нового). Стало легче, но ненадолго. С трудом сдерживалась, чтобы снегом не умыться. Кислотный он у нас, увы. Дома все окна нараспашку круглые сутки, пью, как не в себя. Черт побери, где же ветер? Не могу без ветра, задыхаюсь.

* Неожиданно для себя исправила химию. Люцифер, просто взяла и исправила, будто нефиг делать! Зато поругалась с математичкой и информатиком враз. Кто молодец? Я молодец. Рожи одноклассников - всех, кроме Дрюса, Аи и Мари - вызывают страстное желание взяться за гранатомет. Срочно нужно отсидеться в своей норке, в этом городе многовато людей на одну меня. Интроверсия такая интроверсия. Как бы социофобию не получить в сухом остатке, гм.

* Фатер вернулся. Похудел, бросил курить, сбрил волосы и усы, обзавелся новой тростью, которую тут же поставил в уголок к первым трем и свято уверил всех - полагаю, себя в первую очередь - что будет с ней ходить. Угу, аж десять раз. Мужчина с тростью - ня, а этот глупый большой человек злится и чувствует себя инвалидом. Напоминалка: устроить профилактическую промывку мозгов.

18:43 

Где твоя мама, Бемби?
Видимо, мой лимит хеппи эндов еще не исчерпан. Выкарабкался. Выдюжил моторчик. Предстоит долгая реабилитация, а потом еще одна операция, но мы справимся. После такого было бы неприлично умирать, а фатер с этим всецело согласен. Он даже курить бросил.

До альма матер я не хожу, а катаюсь. Гололед просто жуткий, вся дорога представляет хорошее такое зеркало. И ты идешь, как идиот, пингвинчиком, рюкзаком балансируешь. Кажется, на карачках было бы быстрее, но прохожие изрядно удивятся. Интересно, высокие неустойчивые каблуки действительно дают +100500 к красоте и скорости? По-моему, нет, но дамы от пятнадцати до шестидесяти упорно передвигаются на здоровенных каблучищах. Они б еще на ходули встали, ей-ей. Самое то по гололедице.

13:30 

Где твоя мама, Бемби?
Сегодня нашла обложку по запаху. Прекрасно, блин. Огромный стол, заваленный всякой всячиной, и где-то сверху химический такой запах, довольно неприятный. Не ошиблась. Но радости от своего прекрасного обоняния особой не испытываю, потому что оно может значить только ухудшение зрения, которое и так в последнее время ни к черту стало. Даже интересно, на каком этапе моей биографии перед глазами только чернота останется.

Опять кормила с ложки соседа по палате фатера. У него почему-то плохо работают руки. Мне-то не сложно и не стыдно, но дядька стесняется почти до слез. Но ест, голод-то не тетка. Черт побери... Когда меня нет, его кормит фатер. Почему не медсестры, неужто это не их обязанность? Завтра узнаю их прейскурант, коли таковой существует. Хрен с ними, с деньгами, не последние, но взрослый мужчина не должен чувствовать себя униженным из-за того, в чем не виноват.

Если кто-то сверху все же есть, сделай чудо для человека, который в чудеса не верит. Пусть фатер сдюжит, выкарабкается в который раз, вернется к нам домой. Пусть операция пройдет успешно.

20:31 

Где твоя мама, Бемби?
Фатер в областной больнице, нейрохирургия, его ожидает довольно сложная операция. Безобидная шишка на лбу, которую он и не замечал - я обнаружила с месяц назад - давила на мозг, как оказалось. Еще месяц промедления, и случился бы инсульт, пережить который у него не было шансов: сбоящий моторчик бы встал сразу же. Либо не обошлось бы без полной парализации. Черт побери, тридцать дней. Всего каких-то жалких тридцать дней, я даже не замечаю, как их прожила, отделили меня от потери отца. Мир пошатнулся, но устоял: фатер жив, он дышит, сердце стучит. А там все наладится. Когда я первый раз угодила в реанимацию - а было мне лет пять - я с небывалой ясностью поняла, что неисправима только смерть. Сложный вывод для ребенка, но тем не менее. В реанимации вообще жутко тянет на философию. После этого у меня была еще пара уникальных шансов повидать своими глазами старуху с косой, но я ими не воспользовалась. Глупо умирать, когда знаешь о жизни только то, что она длинная.

Всегда завидовала уникальной способности фатера быстро, безболезненно и органично вписаться в любую компанию. Причем он не мимикрирует, он ее решительно под себя прогибает. И не дай бог, кто-то окажется сминаться. Хотя... не было еще таких, фатер обладает какой-то злой харизмой. В больничке он с утра, а уже занимается своими любимыми занятиями: курит (наверняка уж пачка улетела, не меньше, а вторую я из вещей вытащила), юродствует (радовать весь приемный покой песнями Сплина собственного исполнения и использовать сушки в качестве эспандера не каждый догадается), над всеми смеется и наверняка мысленно продумывает свои истории, если ни с кем еще не поругался. Восточный темперамент, он такой. А я что? А я снулая рыбка-интроверт, мне для компании нужна только хорошая книга.

21:20 

Где твоя мама, Бемби?
Все так же гуляю от компьютера до подоконника, на карантине сидючи. Да, я сплю на подоконнике, потому что мне внезапненько взгрустнулось так делать, а предки моей сиятельной персоне никогда не возражают: хоть на потолке или на коврике в подъезде, лишь бы ребеночек был здоровый и хорошо кушал. Хотя... какое там кушал, половина зубов взяли и сгнили прям под пломбами, зар-разы. Боль адская, ем только пюре для мальков. "Фрутоняня" лучше "Агуши", надо бы запомнить. А мясные вообще никогда покупать не буду больше, меня от одного запаха чуть было не стошнило. Бедные дети, они это едят. Или не едят, на вкус и цвет все фломастеры разные.

Домашки куча, физматовцев явно люто-бешено ненавидят. У остальных классов ее вообще почти нет! Алгебра, ПРМЗ, биология, физика, география, информатика. Преподы припухли, черт побери, да мы в штатном режиме куда меньше всего делаем. Алгебру и ПРМЗ я даже сделала, собрав в кулак остатки воли, над физикой психовать - два параграфа конспектировать и двадцать задач! - буду позже.

Начала неожиданно для себя самой читать "Отблески Этерны". Рокэ - гад, но восхитительнейший до невозможности. Иноходец тоже вполне ня. Но сердце мое похитила Матильда, определенно.

16:43 

Где твоя мама, Бемби?
Торжественное возвращение блудного попугая, однако. Ничего интересного ровным счетом за это время не произошло, только альма матер на карантин закрыли. Сижу дома, смотрю фильмы, скучаю. В том числе по Дрюсу и по Ае. Скучаю по возможности дремать на чужом рюкзаке или плече, по запасливости и предусмотрительности моей дорогой соседки по парте, по "Привет, хоббит" от Дрюса и по его же игре на гитаре. С ними моя жизнь вдруг стала куда более... насыщенной, что ли, только от насыщенности этой не хочется орать и закрывать руками голову. "Давай, жизнь, удиви меня". Что же, пожелание выполнено. Удивила.

@темы: жизнь моя жестянка

09:44 

Где твоя мама, Бемби?
На меня снизошло самое большое озарение за всю сознательную жизнь. "А из окон парок синий-синий". Парок! Пар, блин! Не порог! А я много лет не понимала, как и чей порог можно было увидеть из окна. Думала, он льдом покрыт просто... Или там синей краской покрашен...

@темы: жизнь моя жестянка

16:52 

Где твоя мама, Бемби?
Умер Алан Рикман. Не знаю, что чувствую по этому поводу, но как-то нехорошо. Вроде бы, еще неделю назад я разгадывала странненькую загадку, в которой он фигурировал. Просто чертовы семь дней назад он был еще жив, а сейчас уже нет. Черт побери...


@темы: визуальное

Способ существования белковых тел

главная