Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:23 

Где твоя мама, Бемби?
Ну-с, с семнадцатым Днем Рождения меня. Еще один год бесцельно и растительно прожит.
Мне подарили мыльные пузыри! Уиииии, я обожаю Аю. А потом мы с ней и Дрюсом ели салат, сидя на крыльце школы.

"Саркастичный принципиальный мудак с тонкой душевной организацией, способный тонко подколоть. А так ромашечка". Господи, это ж лучшая моя характеристика.

@темы: жизнь моя жестянка

17:57 

Где твоя мама, Бемби?
Странное меня волнует накануне Дня Рождения, но уж пусть будет.
Все чаще я сталкиваюсь с адептами "мыневшколе". Это люди, пишущие и говорящие с жутчайшими ошибками. Я понимаю, когда человек ошибся единожды. Бывает, все мы в этом плане грешны. Но систематически вызывать у меня фонтан крови из ушей одной недлинной фразой... за гранью добра и зла. Причем к исправлениям они относятся крайне агрессивно, повторяя то самое сакральное: "Мы не в школе!" Даже интересно, с какой поры грамотность должна исчезать за пределами альма матер. Мне говорили, что грамотность - маркер образованности. Кажется, по канонам какого-то другого времени меня воспитывали.
Проблема в том, что я исправляю ошибки. Машинально. Пальцы либо язык срабатывают раньше мозга. И внимание особенно не заостряю, кажется. Просто говорю верный вариант, и забыли. Но... мы ж не в школе, ага-ага.

@темы: жизнь моя жестянка

19:32 

Где твоя мама, Бемби?
Видимо, меня решил посетить северный зверек песец, ибо день был офигеть какой "удачный".
Душ я принимаю дважды в день, вечером и утром. Вечером - теплый, чтоб банально помыться и расслабиться, а еще оно помогает мало-мало от бессонницы, моей вечной подруги. Утром - прохладный, чтоб вырубить режим автопилота и включить адекватное прямохождение (+30 к замечанию углов). Так вот. Утром я не обнаружил в кране горячей воды. Вообще никак, даже после пяти минут открытого на полную мощность крана она не согрелась. Пришлось повторять подвиг господина Карбышева, посылая коммунальщикам лучи любви и обожания. Надеюсь, моя зарождающаяся простуда им тоже как-нибудь откликнется.
Гребучий домофон на сей раз сработал офигенно - выпустил меня наружу всего после седьмой попытки и одного хорошего пинка (а пальцы на ножках все же больно).
Для дяди Лени пришлось вызывать "скорую". И выглядел он не очень, мягко скажем. Ох... надо бы позвонить ему завтра. Но боюсь узнать, что с ним совсем пипец, и преподавание придется оставить. Тогда это будет еще один офигенный учитель, покинувший альма матер. Обидно.

Капля позитива - я купил классный серебряный браслетик в честь наступающего Дня Рождения.

@темы: люди, жизнь моя жестянка

16:28 

Где твоя мама, Бемби?
Сегодня утром я сломал домофон. С одной стороны неудобно, конечно, а с другой - нефиг нафиг.
Он отказался выпускать меня из подъезда, проигнорировав тыканье кнопки. Я потыкал еще раз. Никакой реакции вот вообще. С мыслью "замуровали, демоны" я повторил попытку еще раз двадцать (плюс-минус, точно не считал). Перед дверью потихоньку начал собираться народ, жаждущий покинуть гостеприимный дом и отправиться на работу, но шайтан-машину это вот вообще никак не волновало. Неприятно. И немало раздражает. Тогда я с помощью такой-то матери и тяжелых ботинок открыл дверь, предварительно попинав ее возле замка. Для домофона, видимо, это стало шоком, потому что он тут же перестал реагировать и на ключи.
В общем, будем с обслуживающей фирмой бодаться, видимо. Квест - это хорошо, конечно. Квесты я люблю. Но не на выходе же из дома!

@темы: жизнь моя жестянка

15:15 

Где твоя мама, Бемби?
12:50 

Где твоя мама, Бемби?
- Девушка, а, девушка, - слышу сквозь единственный работающий наушник чей-то голос. На холодной и сырой наверняка лавочке сидит невысокий мужчина. Невольно передергиваю плечами - по утрам еще зябко.
- Да? - с ноги на ногу переступаю нетерпеливо, морщась от неприличной почти яркости голубых кед на сером асфальте.
- Вы знаете, что у вас крылья за спиной? - убийственно серьезно.
Звучит с таким убеждением, что я машинально свожу лопатки. Хотя нет, рубашка и куртка мешали бы. И рюкзак.
- Смешно. Я ведь хромаю, если вы не заметили.
- Почему же, заметил. Только к крыльям-то это какое отношение имеет?
На часах 7:35, а мой привычный распорядок самым наглым образом нарушен.
- Не знаю, - а вдруг так быстрее выйдет.
- А я знаю. Все крылатые обязательно будут счастливыми. И вы будете.
Ситуация настолько восхитительна в своей полной неадекватности, что по лицу улыбка расползается.
- А вы крылатый?
- Нет, но таких, как вы, вижу. Ну, мне пора. До свидания, - незнакомец приподнимает шляпу и встает, опираясь на трость, которую я только сейчас замечаю. Впрочем, двигаться с мальчишечьей угловатой грацией это ему не мешает.
Кеды снова начинают отсчитывать метры.

@темы: жизнь моя жестянка

17:59 

Где твоя мама, Бемби?
Черт побери, почему люди с таким энтузиазмом ломают жизнь своим детям? Зачем же любить, принимать и поддерживать, если можно тыкать носом в каждый проступок, - который и не проступок вовсе - шантажировать и распоряжаться _чужой_ жизнью, как своей. Черт, да тут не любить нужно, а ненавидеть люто, как врага злейшего. Да минет меня чаша сия. Начинаю все больше ценить матушку.

З.Ы. Надеюсь, фатер нашел там моих брата и сестру. Так ему хоть будет, о ком заботиться, коль скоро я не с ним.

@темы: люди

18:16 

Где твоя мама, Бемби?
Не понимаю. Вот не понимаю, черт побери, почему нужно делать морду тяпкой и говорить менторским тоном, чтобы кто-то начал банально делать свою работу? Почему нужно скандалить и звонить едва не президенту, чтобы не попытались обдурить, не обратить внимания, по-хамски обойтись? После таких дней, как этот, руки опускаются, ей-ей.

Нужно было забрать трудовую книжку фатера, ибо, увы, больше работать он не будет. Когда я увидела завод, его мрачно-ироничное "клоповник" показалось метким до ужаса. Грязно, всюду какая-то разруха, все обшарпанное до жути. Бухгалтерию еле нашла, ибо религия не велит вешать таблички на дверь. И тут начался квест. Меня гоняли по всему заводу полтора гребаных часа. А потом сказали с милой улыбкой - ой, его трудовая канула в Лету. Жаль, конечно, но... Окей, набрала отцовского начальника, который был для меня всегда дядей Колей, а не Николаем *даже не знаю, как там его по батюшке*. По итогу трудовую мне принесли едва ли не в зубах. А в кассе мгновенно нашлись деньги для выплат.

Полтора часа ждала на остановке автобус. При семи градусах тепла и набитом до отказа огромном рюкзаке это было даже не слишком весело. Когда вожделенное средство транспорта все же объявилось на остановке, я спросила у кондуктора, почему в расписании указано, что он тут есть каждые полчаса, но я его не обнаружила (и нет, я не отворачивалась три раза). Ответ был вполне логичный - радуйся, что вообще пришли, и сиди ровно на причинном месте. Не отрывая вышеназванного места от сиденья, звоню в транспортное управление. Ой, не первый сигнал? Ага, разберетесь? Славно.

15:52 

Где твоя мама, Бемби?
Жизнь продолжается, скотина. Берет и продолжается, даже если фатер уже никогда не придет домой. Значит, будем жить. Так, как умею. Так, чтоб не хотелось шагнуть на тучку, дабы с ним поскорее увидеться. Я справлюсь. Потому что, черт побери, нельзя оставлять матушку одну, а то она точно с катушек съедет. Потому что мне по нраву эта жизнь, и прощаться с ней я не спешу. Рано. Вот узнаю о ней что-нибудь интересное, тогда и можно будет отправляться на вечный покой.

13:33 

Где твоя мама, Бемби?
Прощай, пап.

11:46 

Где твоя мама, Бемби?
Весна-а-а! Здравствуй, моя красавица, наконец-то. Наконец-то до меня дошло, что ты пришла, теплая и легконогая. Здравствуй, звонкая и рыжеволосая, здравствуй. Я дико рада твоему приходу.

Сегодня шел моросящий дождь. Первый дождь этого чертового года. А под дождем шла я, то и дело оскальзываясь и чертыхаясь, когда наступала щегольским легким ботинком в очередную безбрежно огромную лужу. Шла, ловя холодными ладонями теплые капли. И почему-то удивительно хотелось улыбаться. То ли редким хмурым прохожим, то ли низкому небу, по цвету напоминающему больше парное молоко (терпеть его не могу). Когда я дошла до больницы, радостно обнаружила, что воду из ботинок можно смело вычерпывать. Но даже это настроения мне не испортило почему-то.

Завтра в альма матер. Аллилуйя! Я начала скучать по широким гулким коридорам, по старому зданию, по тяжелым дверям и обшарпанным лестницам. Это мое место, я не хочу оттуда уходить.

11:17 

Где твоя мама, Бемби?
14:47 

Где твоя мама, Бемби?
Сны-сны-сны. Опять эти проклятые сны. И фатер. Почти в каждом.

Я в доме бабушки. Кухня - небольшая и полутемная - такая, какой я ее видела зимой, когда была в последний раз. Стол, накрытый клеенкой, и две грубо сколоченные табуретки. Сидят фатер и мой дед, которого я видела только на старых фотографиях. Сидят и пьют. На столе початая бутыль водки и две стопки. Я кричу, сдабривая слова крепким русским матом. Кричу во все горло, швыряю бутылку в ближайшую стену, топчу ногами (благо, обутыми в кеды) стопки, пока они в крошево не превращаются. Где-то внутри клокочет неясно откуда взявшаяся злоба. Почему фатер пьет - он ведь никогда не пил? Почему он пьет с ним?!
- Да ладно тебе, - дед усмехается. Сверкают крепкие белые зубы да белки черных глаз. - Сейчас ему еще можно.

Фатер сидит на лавке, щурясь от солнечного света, и курит свою любимую трубку. Увидев меня, улыбается и хлопает ладонью рядом с собой - садись, мол. На нем светлая широченная рубашка, половина пуговиц расстегнуты. На груди нет привычной седеющей шерсти, только следы какие-то странные, будто от присосок медицинских. Пожимаю плечами и сажусь, привычно кладу руку на колено. А нога у него на ощупь будто деревянная, неживая. И вторая такая же.
- Не бойся, малыш, - он отфыркивается, треплет волосы. - Прорвемся, правда?
Вокруг лавки клубится густой туман.

08:15 

Где твоя мама, Бемби?
"Как тебе удается быть такой спокойной?" Ей-ей, скоро эта фраза опередит "доброе утро" по частоте. Да и... как мне удается, интересно? Леший его знает. Не было никаких специальных тренировок, медитаций, попыток достичь дзена и просветления разом - избави боже. Просто в какой-то момент - прекрасный или нет, даже и не знаю - я слишком устала от эмоций, которых вокруг было до черта много, пресытилась ими, как конфетами в недалеком детстве, когда мы их на спор ели. Тогда умерла бабушка. Был повод, конечно, был. Но я устала. Единственным местом, где не было эмоций, стала моя голова. Там было тихо и восхитительно спокойно. И мне понравилось.

Эмоциональных людей я почти опасаюсь. Они шумные. В них слишком много всего понамешано. Они слишком... слишком для меня. Такого человека я ведь даже успокоить не сумею в случае чего. Что забавно, вопрос про спокойствие исходит в основном от таких. Неужто самим мешает?

16:50 

Где твоя мама, Бемби?
Победитель по жизни, че. Простудилась. Несерьезно, но неприятно. Черт, как же болит голова.

08:16 

Где твоя мама, Бемби?
Иногда мне больно ходить - чертово плоскостопие - тогда я ковыляю, как подбитая ворона. Моя и без того хромая походка становится еще более хромой. Неприятно, но не смертельно. Головные боли со мной почти постоянно, даже сильные таблетки в больших, почти превышенных, дозах ее не смягчают практически. Тут, впрочем, ничего нового. Головная боль - моя верная подруга уж лет десять как. И, кажется, быть нам вместе до гробовой доски, все знакомые невропатологи разводят руками - симптомы есть, причем до неприличия яркие, а причины нет. Впрочем, всегда можно все списать на нервы. Тем более, поводов предостаточно.
Я, черт побери, не могу заболеть. Не имею такой возможности. Даже если вернется тремор и колотье с левой стороны груди, даже если к спине от лопаток до поясницы будто раскаленный прут приложат. Не имею права. Матушка не выдержит, если вслед за мужем сляжет еще и ребенок.

15:52 

Где твоя мама, Бемби?
Вновь встретила в автобусе того чувака. Ну да, тот, который в красной рубашечке и нетрезвый. Сейчас поверх рубашки было небрежно наброшено дорогое кашемировое пальто, а пахло от него ветром и каким-то одеколоном с терпким немного резким оттенком. Странное сочетание, но довольно приятное.
- Оп, да это судьба. Ты помнишь меня, счастье? - не улыбка у него, а кошмар стоматолога, ей-ей. Потому что стоматолог не получил бы ни копейки с обладателя таких зубов.
- Господи... - выдыхаю почти машинально, закатывая глаза. - Скажи, что ты счастливо женат и у тебя двое детей, а. Пожа-а-алуйста, - таким тоном только милостыню просить, конечно. Он смеется и качает головой. То ли на ней специально созданный творческий беспорядок, то ли все деньги за пальто отдал - на расческу не хватило.
- Если так хочешь, я и про четверых сочиню. Другое дело, что я бездетен и не женат.
Красивым таким жестом прикладываю ладонь к лицу. Незнакомец мой фыркает и кивает. Понимающе-понимающе так.

И пара цитат из разговора.
"В незнакомцах есть особый шарм, который до обидного быстро пропадает, когда узнаешь человека".
"Все же автобусы - до жути романтичный вид транспорта. Хотя... вру. Запомни, полную правду говорят только на исповеди, остальных ложь разной степени вполне устраивает. Что людям делать с ней, с правдой этой?"

@темы: люди, жизнь моя жестянка

20:13 

Где твоя мама, Бемби?
- Тшш... Глупая, тшш, не плачь, - Виталик подхватывает меня с пола неожиданно легко, одной рукой, прижимает к себе. Он какой-то успокаивающе горячий, мягкий, аки одеяльце пуховое. Надежный.
- Я не плачу, - пытаюсь улыбнуться. Да, я разучилась плакать много лет назад. Вот только боль от этого не уменьшается ничуть. Сидит, проклятая, где-то в груди, давит изнутри на ребра. Хорошо, что у меня крепкие кости, однако, а то бы треснули со звучным таким хрустом.
- Он выкарабкается, - Виталя куда-то меня несет, не обращая ни малейшего внимания на чужие взгляды. Удивленные, восхищенные, злые. Тут же и шепотки, куда без них.
- Конечно. Разве иначе быть может? - смотрю на последнюю его трость, которую так и в руках сжимаю, будто на худшего врага. Пожалуйста, пусть она еще пригодится фатеру.

16:08 

Где твоя мама, Бемби?
08:30 

Где твоя мама, Бемби?
Я медленно пью свой любимый черный кофе из огромной глиняной кружки, сидя на крохотной кухне, освещенной только рассеянно-мягким светом включенной лампы. Это единственный островок света в темной квартире, ночь еще улыбается, глядя в распахнутое настежь окно. Ничего, пусть смотрит. Я не из стеснительных, да и скрывать нечего. Сижу я. А рядом сидят мои мертвецы.

Вот он, высокий и какой-то нелепый, в своих очках-лупах и потрепанной кепке, сидит напротив. Наверняка, в кармане у него есть карамельки - я до сих пор помню их вкус, сладкий-сладкий. Не люблю все приторное, но сейчас мне кажется, что они были вкусными на диво. В глазах вопрос - помнишь ли. Помнишь рассказы о внуках, неумелые попытки напроситься в гости, помнит ли своего друга фатер. Я помню, дядя Витя. И фатер помнит тоже.

На широком холодном подоконнике - но ему, кажется, холод никаких особенных неудобств не доставляет - устроился вполне комфортно мужчина-мальчишка, светло- и ясноглазый. Круглый какой-то, широкий и уютный. Улыбка детская совсем, беспечно-широкая, и не важно вовсе, что седина волосы выбелила, замарала своей излюбленной краской. Я помню. И бусы подаренные, они до сих пор в столе хранятся где-то, и чай вприкуску, и миллион прибауток.

Одинокий костер на берегу реки, гитарные переборы и хриплый прокуренный насквозь голос. Шальные раскосые глаза, белозубая улыбка и точные уверенные выстрелы - такое мастерство не пропьешь, ничего с ним не станется. В землю уйдет с хозяином вместе разве что. Смуглое лицо, изборожденное морщинами, и белая длинная трость. Запах махорки, синие клубы и вечерние посиделки на покосившемся от времени - какая безжалостная штука - крыльце. Умная вытянутая морда, стоящие торчком уши и человеческие почти что глаза. Кто сказал, что памяти заслуживают только люди? Чем хуже безродный пес?

Я помню их всех. Значит, и не умерли они вовсе.

Способ существования белковых тел

главная